antidotru (antidotru) wrote,
antidotru
antidotru

Толерантность.

Наша любовь к иностранным словечкам часто создает проблемы отнюдь не лингвистические. В последние десять лет нам полюбилось слово «толерантность». Дня не проходит, чтобы кто-нибудь не разъяснял нам важность толерантности. В общем (школьном) образовании это слово стало едва ли не главным при обсуждении проблем воспитания детей. При этом мало кто пытается разобраться в смыслах употребления этого слова.
 
Оно вошло в широкий обиход сначала в политике. Это было еще в 50-е гг., когда в США возникла массовая реакция на маккартизм — «охоту на ведьм», преследование любого, кого подозревали в симпатиях к социализму и коммунизму. Тогда свободу мысли и слова удалось отстоять и решили, что нужно воспитывать в обществе чувство толерантности к инакомыслию, чтобы больше не допускать рецидивов маккартизма.

Однако усердие в воспитании терпимости постепенно превратилось в агрессивное преследование… несогласия, причем по все более широкому списку проблем. Главными из таких проблем стали те, которые в христианской цивилизации традиционно входили в «корпус грехов», — гомосексуализм, лесбиянство, однополые браки, эвтаназия, мазохистское сектантство и т. д. В отношении всех этих явлений стали требовать соблюдения свободы их существования.

То есть рядом с выстраданным в течение веков корпусом таких свобод, как свобода совести, слова, собраний, предпринимательства, составлявших существо ценностной системы либерализма и демократии, начали требовать провозглашения свобод на грехи. Идея этого вытеснения добродетелей грехами принадлежала маниакальному ненавистнику капитализма социалисту Антонио Грамши. Он едва ли не первым понял тупиковость соцреволюций с целью крушения капитализма и задумал сокрушить его, поразив его сердцевину — христианско-протестантское учение, которое со времен Мартина Лютера последовательно обеспечивало интеллектуальную свободу, права человека, идеи индивидуализма, демократии, рыночной экономики и т. д.

Как мы знаем, эти задумки сегодня все более успешно реализуются в странах Запада как раз с помощью воспитания толерантности, придания все более широкой политической роли этому фактору разрушения христианских добродетелей и возведения грехов в ранг «новых добродетелей». Конечно, в этом плане у нас, увы, есть не очень много того, что можно разрушить. Но уж создать точно можно.
Вместе с тем толерантность (терпимость) — способ вывести из сферы публичных обсуждений определенные явления и события, способ заставить терпеть их, снисходительствовать и «раскланиваться при встрече». Это способ заставить не только терпеть грех или зло, но и согласиться с ними, легитимизировать их.

А теперь обратимся к образовательной сфере, где толерантность стала неким новым заклинанием. Оно неизбежно присутствует во всех обсуждениях воспитательной деятельности школы. Что же именно предлагается терпеть? Точного ответа на этот вопрос пока нет ни у кого. Зато у многих ответ сводится к самым общим словам о терпимости к чужой культуре, религии, обычаям и даже нравам. На самом деле этот ответ только запутывает всю проблему толерантности. Сама идея терпимости к чужой культуре весьма неопределенна. Например, надо ли воспитывать терпимость к обычаю каннибализма (людоедства), все еще сохраняющемуся у некоторых народов Океании? Или к «рабочей этике» цыганского народа? Или еще покруче — к кровной мести, многоженству, похищению невест, взятию заложников, рабству, наконец, к массовому бесправию женщин? Таких вопросов можно задать очень много, тем более что они отражают реально происходящую у нас жизнь.

Культура — очень емкое понятие, в которое входят религия, система ценностей, нормы поведения, обычаи, культурные достижения и, кстати, законы. Не терпимость, а уважение к другой религии должно просто соблюдаться под страхом наказания, ибо свобода совести — одна из конституционного корпуса свобод. Следовательно, воспитывать нужно в первую очередь уважение (а не терпимость) к закону, к конституции. Это не терпимость, а обязанность. Когда в России говорят об уважении к чужой культуре, возникает много очень непростых вопросов. Например, мы собираемся воспитывать в детях уважение к российской культуре в целом и к русской в частности или только к культурам всех остальных народов? Вообще, ставя толерантно-культурную задачу, мы дали себе отчет в том, что такое культура российская, есть ли она? Или такой культуры нет, а есть «многонациональность», «многоконфессиональность» и все эти «много-» принадлежат к разным культурам, среди которых собственно русская культура толерантности к себе вовсе не требует? Хотя, впрочем, вопрос о том, что именно стоит терпеть в русской культуре, а что терпеть не следует, более чем актуален.

Но он не менее актуален и в отношении других культур. А тогда, может быть, вопрос о толерантности менее важен, чем другой вопрос — об обновлении всех культур, отборе среди их компонентов тех, которые консолидируют Россию, обеспечивают ее духовную целостность. Если же таких компонентов маловато, то уже точно в первую очередь важна не толерантность, а важно формирование этих компонентов. Образовательная система сама дефицитна в отношении, например, такого компонента, как милосердность, готовность помочь страдающему ближнему. Речь идет об отношении к детям — инвалидам по слуху, зрению и т. д. Идея интеграции и инклюзии таких детей в нормальную, полноценную среду на практике сталкивается более чем часто с брезгливостью этой среды (включая учителей, родителей и детей) по отношению к таким детям. Вот где мало паханное поле для воспитания толерантности. Или все-таки милосердности? Научить ребенка жить так, чтобы человек человеку был в радость, — это не толерантность, а требование любви к ближнему (десятая заповедь).

Конкретно для традиционной русской культуры важно преодоление в ней манихейства, культурной инверсии, не позволяющей объемно и в деталях воспринимать любое культурное явление или событие, а только либо со знаком плюс, либо со знаком минус. Начиная с Н. А. Бердяева все русские мыслители отмечали отсутствие «срединной культуры» у русских. Это отсутствие медиационного потенциала, способности целостно и сдержанно (!) воспринять новый культурный объект и адаптировать его к себе, «переварить» и присвоить в свою культурную копилку — основная причина нашей вековой отсталости. Инверсия живет на нижних ярусах культуры, верхние оккупирует медиационная способность народной психологии — основа всякого прогресса.

В краткой колонке все вопросы о толерантности не обсудишь. И все же мы можем призвать к осторожности с этим понятием, с жонглированием им по поводу и без. Добродушно относиться к шотландской юбке, среднеазиатской тюбетейке или русским лаптям — это одно, а к обычаям, которые вписываются в какие угодно цивилизации прошлого, но только не в ту, с которой мы конституционно связываем свое будущее, — это нечто совсем другое и вряд ли приемлемое. Воспитание в России должно быть не столько явлением для продвижения толерантности, сколько способом обновления культуры, поиска и формирования культурного консенсуса, способного не консервировать многочисленные культурные различия, а акцентировать и отдавать приоритет культурной общности, ценностной консолидации.

Это сложно, очень сложно. Легче пустословить о толерантности. Невероятно трудно «шагать через себя» и воспитывать понимание прав ближнего как своих собственных, милосердие, способность к покаянию, рыцарское отношение к женщине, соблюдение закона, сдержанность, а также многое другое, что в конечном счете приводит к миру и согласию между людьми.
В самом конце: слово «толерантность» несет в себе сразу два смысла. Второй (!) и всем очевидный — это чья-то терпимость (недопущение агрессивной реакции) в отношении чего-то или кого-то. Но первый смысл, почему-то скрытый от нас, — это наше несогласие с чем-то или с кем-то. Эти смыслы вместе не есть компромисс. Они указывают лишь на то, что субъекты мнений находятся в инверсивном соотношении этих мнений — одно мнение исключает другое (т. е. одно мнение с одним знаком, другое с противоположным). Один и второй остаются при своих мнениях, не признают другого, но оба проявляют терпимость. Или все-таки сдержанность?
Опубликовано по адресу: www.vedomosti.ru/newspaper/article/2010/09/07/245110
 
Subscribe

  • Зеленокумск . рассказ очевидца.

    СМИ бессовестно врут. Видимо, пересказывают выданную властями официальную информацию. Все началось еще днем. Черная приора с «гостями»…

  • Никогда такого не было, и вот опять

    Украина удивлена и разочарована сегодняшним решением Венгрии по поводу подписания в Будапеште нового долгосрочного контракта с российским…

  • Обидно,досадно, но ладно

    Украина должна отбросить иллюзии относительно политики Берлина после выборов. Об этом написал в Twitter посол Украины в Германии Андрей Мельник,…

Buy for 30 tokens
Buy promo for minimal price.
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments