antidotru (antidotru) wrote,
antidotru
antidotru

Диалог с оппозицией отменяется

Главный информационный тренд уходящей недели — аресты подозреваемых по делу о беспорядках во время «марша миллионов» 6 мая (их уже трое) и ужесточение закона о митингах. И то и другое — результат одного процесса: реакция властей на протестную активность становится жестче с каждым днем. Такой сценарий был вполне прогнозируем: на протяжении весны протестная активность шла на спад, и, кажется, осталось всего ничего — «додавить» немногочисленных и самых активных радикалов, основную же массу от выхода на улицы удержит страх жестких санкций.

Первые сигналы о том, что Кремль не намерен идти на «диалог с оппозицией» и делает ставку на силовое подавление, стали поступать в середине марта — после того, как прошли президентские выборы и стало ясно: их итоги массовый бунт не спровоцируют. На НТВ показали фильм «Анатомия протеста», разоблачавший борцов за честные выборы, Минюст отказался регистрировать Партию народной свободы (ПАРНАС), в которой числилась добрая половина организаторов митингов за честные выборы, а рабочая группа по доработке президентских законопроектов о реформе политической системы перестала делать вид, что прислушивается к предложениям несистемной оппозиции. Вместо этого в уже объявленные экс-президентом Медведевым реформы стали вводить разного рода «страховочные элементы» вроде муниципального фильтра и практически полной ликвидации института самовыдвижения. Сужение на этом фоне социальной базы протеста должно было окончательно убедить власть в правильности выбранного пути. Ведь, по данным ВЦИОМ, социальная база протеста постепенно сужается. В мае протестные выступления поддержали 22% опрошенных (в декабре 2011 г. таких было 35%), осудили — 40% (было — 24%).



Но, если верить нашумевшему докладу Центра стратегических разработок (а до сих пор его прогнозы подтверждались), недовольство значительных групп населения существующим порядком вещей никуда не делось и неуклонно растет. И хотя протестная составляющая недовольства ослаблена, готовность к публичным протестам не сошла на нет — она присутствует в латентной форме. Любые изменения к худшему — например, следующая волна кризиса — способны спровоцировать очередную вспышку.

Насколько эффектными окажутся силовые методы в такой ситуации — большой вопрос. После событий 6 мая Следственный комитет возбудил уголовные дела по 212 (организация, призывы к массовым беспорядкам) и 318 (применение насилия в отношении представителя власти) статьям УК РФ. За прецедентами ходить далеко не нужно: аналогичное дело последовало вслед за беспорядками на Манежной площади в декабре 2010 года. По нему проходили 5 обвиняемых — нацболы и активисты «Другой России». Осенью прошлого года они получили от 2 до 5,5 лет лишения свободы, но никто так и не понял, почему за разгул футбольных фанатов на Манежной должны отвечать «другороссы», которые на площади в тот день погоду явно не делали.

На этот раз у следователей есть уже трое подозреваемых: Александра Духанина, Андрей Барабанов и ранее судимый Максим Лузянин. Обещают, что подозреваемых будет еще больше. Обвинение держится на «железных» показаниях пострадавших ОМОНовцев: так, например, в Лузянине те опознали мужчину в маске, избившего полицейского, по (внимание!) росту, глазам и накачанным мышцам на руках. Любопытно, что среди опознающих попадаются имена ОМОНовцев, фигурировавших как пострадавшие в деле о беспорядках на Манежной.

Эксперты отмечают, что до последнего времени 212 статья УК практически не применялась: в год в стране рассматриваются 2–3 таких дела, преимущественно по следам бунтов в исправительных колониях. В 2019 и 2010 гг. было по одному делу об организации либо призывам к беспорядкам, в 2011-м — одно. А тут — ну просто повалило: с начала года уже известно о возбуждении уголовного дела за призывы к массовым беспорядкам во время «марша миллионов» и по факту опубликования текста в блоге журналиста Аркадия Бабченко и открытого письма Бориса Березовского на сайте «Эха Москвы».

Активизация применения 212 статьи объяснима, если сравнить ее с другой нормой, под которую до сих пор обычно подводили самые радикальные оппозиционные выступления — «экстремистская» 282 статья УК (возбуждение ненависти либо вражды, а равно унижение человеческого достоинства). Понятие «возбуждение вражды» в последнее время трактуется так широко, что под подозрение в экстремизме попадали даже предвыборные ролики парламентских партий. Однако при всех возможных отягчающих 282 статья грозит лишением свободы на срок не более пяти лет. А 212-я — это уже десять. Почувствуйте, что называется, разницу. Стоит напомнить, что расследование событий 6 мая проходит в преддверии очередного «марша миллионов».

источник

Tags: митинги несистемная оппозиция
Subscribe

  • Украинского блохера накрыло

    Украинский блогер и политолог Кирилл Сазонов на фоне весеннего обострения и ситуации с наращиванием войск России на границе опубликовал на эту тему…

  • Не нужен мне берег турецкий

    «Вы слышали, россияне сказали, что будут ограничивать туристов, туризм из Российской Федерации в Турцию. Это их личные дела. А я думаю, что нам надо,…

  • В Харькове натравили СБУ на 72-летнюю доцента вуза

    В Харькове националисты требуют уволить преподавателя Харьковской государственной академии наук, 72-летнюю Наталью Семейкину. За то, что она…

Buy for 30 tokens
Buy promo for minimal price.
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments